Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход


















Федерация Шахмат Республики Татарстан

Меню сайта
Спонсор ФШ РТ
Кубок Нежметдинова
Nezhmetdinov rapid
Категории раздела
Статьи [24]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи

История шахмат в Татарии - часть 2

Новый шахматный клуб

       В Казани долгое время не было шахматного клуба. Много раз писали газеты «Комсомолец Татарии» и «Советская Татария» о необходимости возрождения городского шахматного клуба. Сделал своё дело и приезд в город в 1962 году экс чемпиона мира Василия Смыслова. Наконец, 1 октября 1963 года шахматный клуб открылся на улице Баумана на первом этаже дома № 7/10, позади остановки троллейбуса.

Фото Казанский шахматный клуб

 

    Старинное двухэтажное кирпичное здание было построено в 1866 году по проекту архитектора Павла Аникина. После революции здесь находилась редакция газеты «Красная Татария», где в 1923 году работал большой любитель шахмат, поэт, Герой Советского Союза Муса Джалиль. Ещё в 1981 году дом был признан памятником архитектуры, но, для бизнеса нет преград, и его всё равно снесли…

    Клуб находился в самом центре города на пересечении трёх улиц, Профсоюзной, Баумана и Чернышевского. Мощные стены оставляли ощущение надёжности и спокойствия. В клубе были огромные широченные подоконники, на которых могло уместиться несколько детей, потолки были высотой более четырёх метров. В клубе было три комнаты общей площадью в 120 метров и узкий коридор, без подсобных помещений, но главное, он был постоянным местом пристанища шахматистов. Позже, клуб немного расширился, но туалет всё равно был во дворе.

    Снова вернёмся к книге Кильматова. «И только, наконец, в 1959 году, благодаря настойчивым усилиям Нежметдинова и Мещерякова, казанские любители шахмат получили помещение городского шахматного клуба на улице Баумана». Ошибка в четыре года не очень существенна, хуже, что не упомянут тот, кто и решил вопрос с клубом. Спору нет, статей в газетах и выступлений о необходимости шахматного клуба в Казани было за сорок пять лет немало. Но практически эту задачу решил человек, память о котором незаслуженно забыта казанскими шахматистами.

    Нежметдинову всегда сильно помогал его друг Председатель Верховного Совета ТАССР Мансур Ибрагимович Абдрахманов, с которым они вместе учились и окончили казанский пединститут. М. Абдрахманов родился 31 января 1912 года в Казани. Рано остался сиротой, воспитывался у родственников, которые и помогли ему получить образование. С пятнадцати лет работал на строительстве фабрики. Позже, по направлению комсомола, отправляется в Ново-Ибрайкино – большое село в Черемшанском (ныне Аксубаевском) районе обучать грамоте деревенскую бедноту. Вскоре ему поручают работу директора школы. В 1936 году поступил в пединститут и, как лучший студент, получал Сталинскую стипендию. В 1940 году окончил КГПИ с красным дипломом.

       Когда началась война ушёл на фронт, командовал пулемётной ротой. 6 июля 1943 года был тяжело ранен в бою на курской дуге. Врачи спасли ему жизнь, но он потерял ногу. Вернувшись в 1944 году в Казань, защитил кандидатскую диссертацию по философии и стал доцентом кафедры, а в 1948 году и деканом истфилфака КГУ. В 1959 году защитил докторскую диссертацию. Заслуженный деятель науки ТАССР (1968). Избирался Председателем Верховного Совета ТАССР (1963-1971). Награждён орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, медалями. В КГУ установлена мемориальная доска в его честь, для студентов философского факультета КФУ учреждена стипендия имени М.Абдрахманова.

      Мансур Ибрагимович хорошо играл в шахматы и любил их. Помню как он, будучи Председателем Верховного Совета ТАССР, приезжал в шахматный клуб и играл в шахматы с любителями. В это время в коридоре дежурила охрана, а Нежметдинов всегда присутствовал в клубе, но к его столику не подходил и партии не обсуждал. Перед игрой Мансур Ибрагимович отстёгивал протез ноги и прислонял его к стенке. Первые партии он играл очень сосредоточенно, молча. Позднее начинал немного разговаривать с партнёрами, а когда за ним подъезжала машина и игралась последняя партия, уже шутил и смеялся.

      Думаю, после напряжённой работы он получал удовольствие не только от игры, но и от общения с шахматистами – среди них было много приятных собеседников. Вёл он себя просто, как хозяин при встрече друзей в своём доме. Это было не случайно. Когда я спросил у кого-то из знатоков, кто это такой и почему ему оказывается такое большое уважение, мне ответили, что это человек, пробивший в Казани открытие шахматного клуба…    

      Официально новый клуб торжественно открыли в воскресенье 29 сентября 1963 года. Членский билет казанского шахматного клуба №1 был вручён Р.Г.Нежметдинову.

    Как и большинство шахматистов, я долго ходил в клуб бесплатно, каждый раз обещая вступить в клуб завтра, у школьника денег не было даже на трамвайный билет. Но в один прекрасный день Семён Платонович вычел из моего денежного приза за блиц сумму членского взноса и вручил мне билет.

Фото Членский билет казанского шахматного клуба.

     Первый директор клуба, Мария Николаевна Ушакова, сделала все, чтобы шахматный дом Казани стал уютным. В управлении культуры горисполкома добыла одну часть мебели, ещё где-то - другую. С помощью художницы Сатониной Г. И. заговорили шахматным языком стены. Открытие клуба стало для всех любителей мудрой игры праздником. Число членов клуба быстро перевалило за тысячу, и мёртвых душ среди них не было. Вечерами подчас не только сидеть - стоять было негде.

    Доски выносились в коридор, и писатели, учёные, рабочие, инженеры вели яростные бои, ожидая того часа, когда кто-то из высококвалифицированных шахматистов начнёт лекцию или сеанс одновременной игры. В клубе было тридцать семь комплектов шахмат и по пятнадцать комплектов русских и стоклеточных шашек, а также 15 шахматных часов.

    В честь открытия клуба в 1963 году был проведён турнир с нормой мастера спорта и блиц-турнир. Блиц с результатом 8,5 из 10 выиграл Н.Крогиус. Вторым был, отстав на одно очко, мастер А.Никитин.

Таблица Первенство Казанского шахматного клуба

Фото Николай Крогиус

      Николай Владимирович Крогиус родился в Саратове в 1930 году. Шахматами начал заниматься во время войны, выменяв на табак карманные шахматы у одного из красноармейцев. Вскоре юноше подарили шахматную книгу Ефима Боголюбова, и черно-белая игра увлекла его целиком. После войны начал стремительное восхождение- чемпион РСФСР среди юношей, мастер спорта СССР, в двадцать два года чемпион РСФСР.

      Победные выступления в Мемориалах Чигорина 1963 и 1964 годов сделали его сначала международным мастером, а потом и гроссмейстером. Был тренером Р.Нежметдинова на первенстве СССР 1954 года. В конце 60-х годов Н.Крогиус перешел на тренерскую работу.

    Был секундантом Бориса Спасского в матчах за мировую корону с Тиграном Петросяном в 1969 году и Бобби Фишером в 1972 г.

   Н.Крогиус основательно исследовал психологию шахматной игры, около 20 его книг и 150 статей посвящены данной проблеме. Защитил сначала кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию.

    В 1981 году возглавил Управление шахмат при Госкомспорте СССР, то есть стал «министром шахмат», и переехал из Саратова в Москву. Заведующий кафедрой шахмат института физкультуры (ГЦОЛИФК) в 1981-1983 годы, в течение многих лет член редколлегии журнала «64-Шахматное обозрение». Написал более 30 шахматных книг, переведённых на различные языки и изданных в разных странах.

     При нём сборная СССР побеждала во всех соревнованиях, где участвовала: шахматных олимпиадах, чемпионатах мира и Европы и так далее. За достижения в области шахмат награждён орденом «Знак Почёта» (1981). В настоящее время восстанавливает здоровье после перенесённого инфаркта. Несмотря на неважное самочувствие, Николай Владимирович нашёл силы и написал о наших шахматистах.

      «Я был знаком со многими шахматистами Татарстана. Пожалуй, лучше других с Рашидом Гибятовичем Нежметдиновым. Это был простой и дружелюбный человек, обладавший исключительными интеллектуальными способностями. Он неизменно побеждал в товарищеских соревнованиях по решению сложных логических и математических задач. Так, он с большим отрывом выигрывал в словесных баталиях. Например, в игре по составлению слов, используя буквы из сложных существительных. Помню, как поразила меня мгновенная реакция Нежметдинова, преобразовавшего слово спаниель в апельсин. В шахматах он нередко творил чудеса, создавая комбинационные шедевры. Укажем на знаменитые партии с М. Талем и Л.Полугаевcким.

    Мне нравилась игра другого таланта из Татарстана Энгельса Валеева. В отличие от Нежметдинова, который предпочитал прямую атаку, Валеев создавал напряжение на всём пространстве доски и часто его стратегия побеждала. Жаль его уходу от шахмат. Бесспорно, он многого мог достичь.    

   Из шахматистов старшего поколения отмечу цепкую, позиционную игру М.Ерёмина, а из «молодёжи», вышедших на главный рубеж в 50-е и 60-е годы ещё В.Волошина, Я.Дамского и чуть позднее Н.Мухамедзянова. В.Волошина увлекла тренерская работа с детьми. Здесь он добился впечатляющих успехов, став одним из лучших шахматных педагогов не только Татарстана, но и Российской Федерации.

     Иные планы были у были у Я.Дамского. Он мечтал получить звание мастера, чтобы легче решать профессиональные (журналистика) и другие жизненные вопросы. Вспоминаю 1963 год, когда в Казани состоялся турнир с приглашением мастеров из других городов. Местные кандидаты в мастера претендовали на выполнение нормы мастера. В ходе соревнования выяснилось, что шансы выполнить норму имеет лишь Я.Дамский, но для «взятия рубежа» необходимо было не проиграть мне на финише. Ситуация усугублялась тем, что Дамскому предстояло играть чёрными.  

     Р.Нежметдинов меня уговаривал сделать ничью в данной партии, Я.Дамский значился одним из его учеников. Я держался, а Рашид Гибятович продолжал натиск. В конце концов я внутренне сдался. Ничего не пообещав Рашиду, я разыграл в сложной позиции, возникшей в партии, слабый вариант, ведущий к ничейному исходу. Так Яков Дамский стал мастером. О своей душевной уступчивости я позднее сожалел, Я.Дамский в последующие годы достижений мастерского уровня не показывал.

    Тепло вспоминаю ветерана казанских шахмат Н.Нейкова. Он был уважаемым судьёй ряда ответственных турниров, а также активным популяризатором шахмат.

    Я знал Г. И.Сатонину и с уважением и пониманием относился к её творчеству. Из других организаторов отмечу Ф.Прохорова, который много сделал для успешного проведения в Казани, в 1964 году, чемпионата РСФСР, в котором участвовали все известные шахматисты России.

     Таковы мои краткие воспоминания. Желаю успехов шахматистам Казани и Татарстана!    Николай Крогиус. 1 июля 2021 года».

    К радости казанцев в первенстве шахматного клуба мастерскую норму выполнил Яков Дамский.

Яков Владимирович Дамский (1934- 2009) большую часть жизни прожил в Москве, но первые шаги в шахматах сделал в Казани. В 1941 году вместе с родителями семилетний Яша был эвакуирован в Казань. Они жили в районе улицы Чернышевского, ранее называвшейся Пионерской. Здесь проживало много евреев, и там же принимал тайный раввин, которого звали по-советски смешным прозвищем «пионерский раввин».

       Отца Дамского звали Вольф Исакович. Мать Козлова Любовь Янкелевна. В 1965 году его супругой стала Галина Мартьяновна Коршун. Дочь Татьяна. После окончания в 1956 году КГУ, работал редактором многотиражной газеты «Меховщик», а затем почти десять лет - корреспондентом и заведующим отделом в газете «Комсомолец Татарии».   

Фото Яков Дамский

     В 1965 году переехал в Москву, работал корреспондентом газеты «Московский комсомолец». С 1967 года работал спортивным комментатором Центрального телевидения и Всесоюзного радио, обозревателем газеты «Советский спорт». В шахматы научился играть в шестом классе. В 1949 году стал перворазрядником. В 1951 году попал в финал юношеского первенства РСФСР, но сыграл неудачно, заняв последнее место.

Таблица Финал юношеского первенства РСФСР 1951

       В среднем, еврейские семьи Казани были образованнее, богаче, успешнее, чем представители других национальностей. Родители занимались детьми, учили языкам, музыке, шахматам. За счет этого их дети имели перед сверстниками временное преимущество. У Яши были хорошие родители, но шахматным вундеркиндом он не был.

     В командном первенстве РСФСР в 1955 году выполнил норму кандидата в мастера. Чемпион Казани 1954 и 1958 годов, чемпион Татарии 1961 года. От Нежметдинова, заслуженного тренера СССР, требовали показать плоды своей педагогической деятельности в Татарии. Дела же на этом фронте в республике обстояли неважно.

    Рашит Гибятович развил энергичную деятельность и организовал в Казани турнир с мастерской нормой. Часть расходов взял на себя Дамский- по плану он должен был выполнить норму. Мастерам были предоставлены хорошие условия, а взамен от них требовался пустяк-не обижать Яшу. Дамский напряженно работал в газете и серьёзно заниматься шахматами у него не было времени, а у любителя, каким он был в шахматах, против настоящих мастеров шансы на успех невелики. К счастью, в шахматах можно завершить партию по взаимному согласию вничью. Мастеров успешно уговаривал Рашит Гибятович и после быстрой ничьи обсуждение партии нередко переносилось в ресторан.

    В партии с Нежметдиновым Яша не возражал против ничьей, но, к удивлению Дамского, мастер заставил его играть и проиграл. Подозреваю, что этим проигрышем были оплачены все издержки Дамского. Быть должником Рашид Гибятович не хотел. После турнира Яков дал Волошину важный совет: «Хочешь стать мастером-копи деньги». Пикантные подробности о турнире мне часто рассказывал Вениамин Конюхов.

  Цену шахматисту Дамскому в Казани знали. Любимой шуткой Нежметдинова была такая. У нас, говорил он смеясь, был один шахматный мастер, так и тот дамский. В силу дамского мастера Яков играл, и даже сильнее.

    Во время работы в казанской газете огромную помощь ему оказала Надежда Андреевна Сальтина. 25 лет она заведовала отделом агитации и пропаганды в редакции газеты «Комсомолец Татарии». Ласково звала Дамского Яшу «дамский ящик». Она вытащила его из «меховушки» в приличную газету и, самое главное, помогла вступить в партию. Дамский вступил в КПСС в мае 1961 года. Это открывало перед ним множество дверей, закрытых для обычных граждан.

  С партбилетом Якова взяли на хорошую работу в Москву и он начал «шагать с песней по жизни».

   Личная жизнь у Яши складывалась не всегда гладко. Первая жена ушла от него к другому, что всегда сильно бьёт по самолюбию мужчины. Это была одна из причин его переезда из Казани в Москву.

    По приезду в Москву Яша стал искать другую жену. Ему по блату давали сведения о перспективных московских невестах. По одной такой наводке Дамский приехал в санаторий, увидел там Галю, ознакомился с её биографией- она была москвичкой, а ему нужна была постоянная прописка в столице, понравилась она ему и внешне, и он моментально сказал: «Всё, я на ней женюсь».  Яков быстро очаровал Галину, свадьбу сыграли в кратчайший срок.

     Брак получился удачным, наступило финансовое и семейное благополучие. Дочь Татьяна работала программистом в хорошей компании, сам Яков Владимирович занимался любимым делом, стал спортивным журналистом.

     Дамский писал статьи о Р.Нежметдинове почти во все всесоюзные шахматные издания, начиная с рижского журнала «Шахматы» и кончая газетой «Шахматисты России». В 1987 году написал о нём отдельную книгу. Им написано множество книг по шахматной тематике, большинство из которых переведены на иностранные языки. Дамский писал сладко и гладко, но шахматные анализы партий были слабоваты. Наиболее удачными получились книги, написанные совместно с гроссмейстерами. Это «Прорыв», написанная с В.Крамником, книги в соавторстве с М.Талем и С.Шиповым. В этих книгах литературное мастерство Дамского помогает раскрыть глубину мысли чемпионов.

   Как гром среди ясного неба стал диагноз –опухоль мозга- для единственной, горячо любимой и совсем не старой дочери. Пока думали что делать, наступила внезапная смерть. Это был тяжёлый удар, от которого Дамские полностью так и не оправились. Ухудшилось общее состояние и обострились проблемы со спиной- последние свои годы он не мог даже нормально сидеть. Скончался Яков Владимирович 29 июля 2009 года в Москве от инсульта.

    Вернёмся в Казань. В новом клубе стали проводиться различные соревнования, первенства Казани и ТАССР. Помещения для этих соревнований, ранее, приходилось арендовать. Например, полуфинал первенства РСФСР проводился в помещении речного порта, Спартакиада народов РСФСР в актовом зале сельхозинститута, первенства ТАССР в средней школе. Однажды, первенство Казани проводилось в помещении водной станции Спартак на озере Кабан.

   Чемпионом Казани 1964 года стал В.Николаев, набравший 9,5 очков из 13. На втором месте, отстав на пол-очка, Н.Мухамедзянов. Чемпионом Татарии в 1964 году стал Юрий Овчинников, набравший 11 очков из 13. Он же победил во втором первенстве казанского шахматного клуба, проходившем с 17 августа по 22 сентября 1964 года, с результатом 13 очков из 18 возможных. Вторым был В.Конюхов-12, третьим Н.Мухамедзянов-11,5. Чемпионом ТАССР в 1965 и 1968 годах стал Наиль Мухамедзянов, в 1966 году Вениамин Конюхов, в 1969 году Виль Волошин.

   С 1960 года стартовали первенства ТАССР по переписке. Первым чемпионом стал Юрий Васильевич Ждярский- учитель математики из Бугульмы. Во втором первенстве победил Александр Александрович Руденко (1932-1995). В третьем 1964-1965 годов победил Александр Михайлович Киселёв, ревизор Министерства финансов ТАССР.

  В четвёртом первенстве первое место занял Сагдий Ахмадиевич Султанов (1922-1992) доктор геолого-минералогических наук из Бугульмы. В 1982 году за научные работы в области разработки нефтяных месторождений получил Государственную премию СССР в области науки и техники.

   В 1971 году в первенстве Казани среди школ победила команды школы №5. На втором месте школа №36, на третьем № 131. Насколько я помню, состав команды победительницы был таков- Гусенков, Хасанов, Бакрин, Борисов, Шипков, Коровина.

 В 1971 году в первенстве Казани победил Архипов на пол-очка отстал Мухамедзянов. Первенство Казани 1972 года проходило с 5 октября по 20 ноября по швейцарской системе в 12 турах. Играло 9 кмс и 13 перворазрядников. Первое место занял Наиль Мухамедзянов 10 очков, второе-третье поделили Марат Бакунин и Аникин, набравшие по 8.

    К 50-летию Октябрьской революции было проведено первенство Казани среди ветеранов.

 К середине 70-х годов казанский шахматный клуб окончательно захирел, превратившись в подпольный алкоцентр. В газете о шахматном клубе писали: «Почему, начав «за здравие», клуб запел вдруг «за упокой»? По намеченному плану ничего не проводится. Клуб утратил свои качества живого, организующего центра шахматной жизни города. Его директор С. Кондратьев - человек весьма далёкий от шахмат, пенсионер, относится к клубу так, как можно относиться, не в обиду ему будь сказано, к какой-нибудь затоваренной бочкотаре».

    Кстати о Семёне Платоновиче. Над этим милейшим пенсионером, к сожалению, ничего не понимавшем в шахматах, особенно часто подшучивал Ганс Закирзянов. Однажды, в день традиционного блица, он подговорил участников записываться у директора в турнир под фамилиями чемпионов мира по шахматам. «В первом туре встречаются» -торжественно объявил Кондратьев результаты жеребьёвки -«Таль-Эйве, Стейниц-Ботвинник, Ласкер-Петросян»...

   Что из себя представлял шахматный клуб можно понять по такому примеру. Играли мы партию с Гавриловым в первенстве ТАССР уже больше часа. В зале, как обычно, было накурено, хоть топор вешай. Противник сделал ход и куда-то ушёл. Я ответил и тоже пошёл посмотреть, что творится на других досках, подышать свежим воздухом. Через некоторое время Виктор меня нашёл и стал спрашивать, где мы играем партию. Ничего не понимая мы стали её искать и не нашли.

   Пошли за Семёном Платоновичем. Выяснилось, что увидев бесхозную доску два любителя забрали шахматы и пошли играть за другой стол. Директор же, узрев одинокие часы на столе, немедленно их убрал в шкаф- чтобы не украли.

   Типографских бланков для записи партий в клубе не было, и мы писали на самостоятельно разлинованных бумажках, найти которые не удалось. Правила о запрещении ничьей до 40 хода тогда не было и мы, пожав руки, разошлись по домам- ничья!

    Нравы в клубе были простые, пролетарские. Однажды, во время первенства ТАССР, Киселёв сделал замечание игравшим рядом любителям за громкую ругань матом. Они обиделись и набросились на Киселёва с кулаками, разбив ему до крови нос. В ответ на это, шахматисты прекратили играть свои партии и бросились лупить обидчиков. В итоге, численное преимущество было реализовано и матерщинников поколотили и пинками выгнали из клуба, после чего первенство продолжилось как ни в чём ни бывало. Драки в клубе бывали не часто, но регулярно.

   Александр Михайлович следующие туры играл с налитым кровью глазом под которым синел здоровенный фингал. Он работал ревизором в КРУ и ещё месяц пугал проверяемых свирепым, кровавым взглядом.

   В своих бумагах я нашёл таблицу первенства ТАССР. К сожалению, в каком году это первенство состоялось мне неизвестно. Тем не менее, решил её опубликовать, иначе она пропадёт навсегда. Возможно, год проведения первенства можно будет восстановить.

Таблица Первенство ТАССР

У Семёна Платоновича был и свой маленький бизнес. Он держал «дежурный» стакан. Дело в том, что совсем недалеко от шахматного клуба размещался магазин дешёвых азербайджанских вин «Шарабы», носивший в народе прозвище «шарабан». Купив огненной воды, компании по три человека желающих «раздавить» бутылку, сразу направлялись к Семёну Платоновичу. Своих клиентов он знал в лицо.

  Открыв ключом трёхстворчатый шкаф, Семён Платонович отодвигал шахматные часы, за которыми стоял гранённый стакан и выдавал его страждущим. Быстро сообразив на троих в коридоре ему возвращали и стакан и пустую бутылку. Казалось бы, невелика услуга, но как говорил мне один знакомый шахматист- он лично помогал каждый понедельник (выходной день в клубе) грузить в машину Сёме три, а то и четыре мешка пустых бутылок...

    Проблема со стаканом возникла не случайно. В то время, было запрещено распитие спиртных напитков на улицах, во дворах и подъездах, на стадионах, в скверах, парках и других общественных местах, и милиция строго следила за исполнением этого запрета. Никаких рюмочных ещё не было. Лиц, пойманных за распитием алкоголя, доставляли в специализированные медицинские учреждения — медвытрезвители, находившиеся в ведении министерств внутренних дел, где их обыскивали и, нередко, освобождали от лишних денег.

   Обо всех случаях задержания работники милиции должны были сообщать по месту работы граждан. Письмо могли и не отправить, но это стоило денег. Если письмо поступало в учреждение, оно разбиралось на собрании работников и на партийном собрании, если человек был членом партии. Устраивали товарищеский суд, на котором человеку перемывали косточки. Если человек попался несколько раз, посылали принудительно в лечебно-трудовые профилактории. В них алкоголики перевоспитывались от 6 месяцев до двух лет.

   Некоторые шахматисты, например, Ю.Увакин, Р.Мулюков, подрабатывали в ЛТП читая лекции о вреде алкоголя. Платили немного, зато во времена горбачёвской антиалкогольной компании лекторам давали талоны на водку, которые у них долго не залёживались.

 «При всех недостатках в работе, клуб был действующим шахматным центром республики, в нём всегда было много играющих и найти свободный столик было нелегко. Кроме соревнований, в клубе читались лекции, проходили сеансы одновременной игры, другие мероприятия.

    К 1973 году в Казани было три мастера спорта по шахматам, 22 кандидата в мастера, около 300 перворазрядников, а шахматистов второго и третьего разряда более 3 тысяч!

Фото В шахматном клубе

  Текст в этой публикации отличается от текста в книге. В книге все фотографии чёрно-белые. Кроме того, приведены турнирные таблицы упомянутых в статье соревнований.

Категория: Статьи | Добавил: kenst (30.09.2021)
Просмотров: 404 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]