Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход


















Федерация Шахмат Республики Татарстан

Меню сайта
Спонсор ФШ РТ
Кубок Нежметдинова
Nezhmetdinov rapid
Категории раздела
Статьи [20]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи

История шахмат в Татарии (до 1941 года)

   Как Нежметдиновы оказались в Казани?

      О Нежметдинове написано достаточно много статей и книг, но люди знавшие его всегда могут рассказать о нём что-то новое.  Для начала хочу восстановить его биографию, сильно искажённую слухами, пропагандистами  и просто подхалимами.

     Согласно биографии Нежметдинова из интернета Рашид Нежметдинов родился 15 декабря 1912 г. в Актюбинске (Казахстан) в бедной крестьянской семье. Начнём с того, что Нежметдинов при рождении получил имя Рашит (Räşit), но по-русски удобнее говорить Рашид, что и закрепилось в шахматной литературе. Родился он в России, потому что никакого Казахстана в то время не было даже в проекте.  Теперь про бедную семью и сына батрака.

     В газете «Казанские ведомости» от 14 декабря 2012 г.  с люмпенским восторгом написана статья о Нежметдинове с заголовком «Из батраков – в шахматные короли!».

    А так ли это? Батрак - наёмный работник в сельском хозяйстве. Когда грянула революция Рашиту было 4 года. Кто мог его нанять на сельхоз работы?

 

   Статья в газете

      Исторической Родиной Нежметдиновых является  село Красный Остров, Симбирской, а позднее Нижегородской губернии. В селе насчитывалось около пяти тысяч жителей и до тысячи хозяйств, было шесть мечетей.

      С середины XIX столетия дед Рашита Аймаль-хазрат был имамом первой соборной мечети, и оставался в этом качестве на протяжении полувека. У него была большая семья и самым знаменитым его сыном стал родной брат отца Рашита Абдулла Аймалетдинович Нежеметдинов (1869 – 1915).

      Освоив уроки ислама в семье, Абдулла поехал учиться в медресе в Буинске, который тогда тоже входил в состав Симбирской губернии. Продолжил учёбу в Бухаре и завершил её в Индии.

     После возвращения в родное село служил в мечети, где ранее около полувека был имамом его отец. Нежметдиновы, в том числе и Рашит, являлись потомками видной династии имамов, начавших служить в мечети ещё с конца 16 века.

     У Абдуллы-хазрата было крепкое хозяйство, имелся большой магазин, земля - чуть больше 15 гектаров (примерно 20 футбольных полей), на которой он занимался хлебопашеством и был хорошо известен не только в своём селе, но и в симбирских землях, и в 1907 году его избрали от губернии депутатом второй Государственной думы России. В Думе вошёл в состав Трудовой группы и фракции Крестьянского союза. Вместе с ещё 5 депутатами-мусульманами образовал Мусульманскую трудовую группу («Мусульман хезмят тейфасэ»).

 

Депутат Госдумы России Абдулла Нежеметдинов   (Abdulla Näcmetdinov) 1869 – 1915

    Род Нежметдиновых происходил от нижегородских мишар. В старину татары мишар не очень любили, относились к ним с предубеждением. Считалось, что мишаре отличаются склочным характером, волей, очень энергичны и предприимчивы, сильно меркантильны, способны врать глядя глаза и с ними надо быть очень осторожными-могут легко обмануть. Мне это говорила моя бабушка, 1895 года рождения. Ей же об этом рассказали ещё раньше, когда она была маленькой. Кроме того, мишары говорят на своём диалекте, который для татар звучит непривычно, цокают и цикают, то есть где казанцы произносят «ч» мишари произносят «ц», например,  начар- нацяр или  чиляк- циляк.

    Как вспоминает Дмитрий Соломонович Йоффе, Рашит Гибятович гордился тем, что он мишарин и утверждал, что с татарами не имеет ничего общего, ведь татары это тюрки, а мишаре происходят от угро-финнов. Но глядя на его типично татарское лицо мало кто верил его словам.

     У Аймаль-хазрата, кроме Абдуллы, были также другие сыновья- Шамсуддин (Шамин), Ярулла, отец Рашита Гибадулла-(Гибят), Ахмадулла (Ахмет-мулла), который был репрессирован и расстрелян в 1937 году.

15 декабря 1901 года у Гибадуллы Нежемитдинова и его жены Бибисары родился сын Габдулкави (Кави), будущий литератор Кави Наджми. Семейному человеку средств на жизнь стало не хватать, поэтому он посчитал себя обделённым, обиделся на родню и разругавшись с ними в 1903 году уехал из села.

    В 1902 году была проложена   железная дорога сообщением Оренбург — Ташкент, проходившая через Актюбинск. Здесь семья и обосновалась. У супругов появились дочь Ламигя и сыновья Рашид и Талгат. Любопытно, что Рашид родился тоже 15 декабря, но одиннадцатью годами позже старшего брата Кави, в 1912 году.

    В начале 1917 года семью постигло страшное горе- заболели и умерли сначала отец, а потом мать (именно в таком порядке) и осиротевшие дети остались на руках 15-летнего старшего брата Кави, учившегося в местной русско-татарской школе.

Мать оставила денег, которых хватило на возвращение и  проживание какого-то времени  в родном селе, где их приютил брат отца Ярулла.

    Было понятно, что особых перспектив на лучшую жизнь в селе у семьи не было, и Кави поразмыслив, решил попытать счастья в городе-люди с образованием были нужны новой власти, ведь татарская интеллигенция становилась основным проводником коммунистической идеологии среди татар.

     В 1919 году Кави перевёз в Казань Ламигу и Рашита, а малыша Талгата, сдал в детский дом соседнего села Петряксы. Позднее, симпатичного и кудрявого мальчишку трёх лет, приметила и усыновила бездетная супружеская пара Сатдиновых.

     Вскоре, Кави поступил на педагогические курсы в городе Симбирск (ныне Ульяновск). Перед отъездом Ламигу и Рашида отдал в детдом на улице Островского 15, где сейчас находится дом-музей Шарифа Камала.

  

ул. Островского, д.15 Интернат, где жил Рашит.

    В том же году Кави попадает в Татарский запасной батальон и едет с ним на Украину для борьбы с отрядами батьки Махно. В 1920 г. поступает на Киевские военно-хозяйственные курсы, а затем в Московскую высшую военно-педагогическую школу.  В 1922 году возвращается в Казань и забирает к себе из детдома Рашида и Лямигу.

    В Казани работает комиссаром шестой объединённой Татаро-Башкирской школы командного состава РККА имени «ЦИК Татарской республики», созданной в ноябре 1923 года. Она располагалась на территории современного Казанского танкового училища.

    С 1928 по 1933 год Кави Наджми редактор газеты «Кызылармеец»- еженедельного издания политуправления Приволжского военного округа и Татарского обкома ВКП (б)

                                                                       

Такой была газета Кызылармеец.

     Почему Рашит был Нежметдинов, Кави Наджми, а их дядя Нежемитдинов? Дело в том, что татары использовали на протяжение десяти веков арабский шрифт, и при наречении ребёнка его имя записывалось в арабской графике. 

      Сложность перевода в том, что арабскими буквами татарские слова можно записать очень по-разному. 

После революции у татар сначала заменили арабский алфавит на латиницу (Яналиф), а потом с латиницы перешли на кириллицу и при этих переходах произошли массовые искажения татарских имён и фамилий. 

     В арабском фиксируются только долгие гласные. Краткие не пишутся. Гласных в арабском три. Это А, И, У.  В татарском одиннадцать. По согласным также много несоответствий. Татарские слова неизбежно искажаются при написании латиницей, а потом и кириллицей, так что имелось много легальных вариантов написания одного имени.

    Поэтому, в одной семье были и Наджмуддиновы,  Нежметдиновы, Няжметдиновы и Нежеметдиновы- всё зависело от фантазии и мастерства переводчика. Если верить газете Красная Татария, в 1928 году Рашит  был ещё Нежемутдинов.

    О Ламиге (1907- 1956), единственной сестре трёх братьев, известно, что до войны она вышла замуж и переехала из Казани в Москву. Всю жизнь, в том числе в годы войны, она проработала на Московском авиамоторном заводе, вырастив троих детей.

    Следующая интернетная басня - в 1933 году после ареста брата Рашид жил в Одессе, затем вернулся в Казань. На самом деле в это время Кави никто не арестовывал. Наоборот, его карьера идёт в гору. На основании руководящих указаний партии в 1934 году создаётся Союз писателей Татарстана. Перед новой организацией была поставлена государственная задача- с помощью художественного слова доказать, что на свете нет другой такой благословенной страны, как Советский Союз. Председателем Союза писателей  назначили Кави Наджми.

   Вспомнилась такая старая шутка. Пришли мишаре к руководству КПСС и просят создать независимую Мишарскую ССР. А в ЦК им отвечают – это абсолютно невозможно, а кто же тогда  татарами будет руководить?

                                                         

На съезде писателей СССР 1934 год.

Сидят слева направо: Кави Наджми, Алексей Толстой, Максим Горький.

 

     Пробиться наверх Кави с его родословной было не легко. Татарские писатели часто травили друг друга в печати, а кляузы в НКВД писали десятками страниц.

Так, Н. Исанбет сигнализировал о Наджми. «Кстати, не есть ли он сын члена 2-й Государственной думы - Наджмутдинова? Я это не знаю, но почему-то мне приходит в голову». Кави удалось запутать следы и Н. Исанбет признал- «Потом про происхождение Наджми мое предположение там неправильно, он, оказывается, сын разносчика-старьевщика, до революции он летом был среди киргиз-казахов, обучал их религии, т.е. был «мульдэкэ», который теперь распространяет, как будто бы был там пастухом».

    Видимо, отсюда и слух про батраков Нежметдиновых. Потенциально Рашит, никогда не занимавшийся физическим трудом, был классово чуждый элемент, но брат высоко взлетевший по карьерной лестнице, помог ему стать  сначала «сыном батрака», а потом и комиссаром ГПУ- (Главное политуправление Красной Армии), которое Никита Хрущев позднее называл «клеткой с бешеными собаками».

    Кроме моральной и финансовой помощи Кави сделал главное, что нужно было для успеха в любой области жизни в то время -перевёл Рашита в нужную социальную категорию-пролетариев. Сын батрака, татарин, комиссар и коммунист Р.Нежметдинов отлично  подходил для советской жизни, а вот племянник кровопийцы муллы мог прожить свою жизнь гораздо печальнее. Очевидно, что Рашит никогда не достиг бы больших шахматных успехов без помощи брата. 

    После этого краткого обзора биографии Рашита Гибятовича и его семьи, видно, что ни он сам, ни его семья никаким боком не относятся к батракам. Времена, когда неправильное, по коммунистическим понятиям, происхождение могло сильно навредить человеку, прошли, и надо честно писать Рашит Нежметдинов родился в семье потомственных мусульманских религиозных деятелей.

    Теперь остановимся на роли шахмат и шашек в жизни Нежметдинова. Вот как Рашит познакомился с шахматами. «В одиннадцать лет (1923году) Рашит забрёл в городской «Коммунистический клуб» и увидел там людей, игравших в шахматы. Потом он стал ходить туда каждый день, стоял, наблюдая за игрой и не произнося ни слова. Поэтому, наверное, мальчика и не прогоняли. Однажды, набравшись храбрости, он попросил разрешения сыграть, и ему не отказали.

    В результате мальчишка обыграл всех. На его счастье, при этом присутствовал квалифицированный шахматист (Самсонов), который написал Рашиду записку для городской шахматной секции: «Подаёт надежды, прошу принять». В шахматную секцию Рашит ходил регулярно, но игра давалась ему с трудом. Через четыре года он был только крепким третьекатегорником.

     И вот, в январе 1928 года Рашит знакомится с шашками. Есть афоризм - «Шахматы похожи на наблюдение за огромным бескрайним океаном, а шашки похожи на взгляд в бездонный колодец». Каждый понимает его как сможет.  Но Рашиту сразу стало понятно, что шашки его игра.

    Уже через месяц - в феврале - он побеждает в полуфинале первенства Казани, в марте занимает второе место в финале, а летом побеждает в первенстве РАРО (Района автономных республик и областей), делая при этом ничьи с неоднократным чемпионом СССР по шашкам мастером спорта Василием Медковым - сначала в сеансе одновременной игры, а потом и в турнире.          Премудрости шашек давались Рашиту легко и осенью, то есть через девять месяцев после знакомства с правилами игры, Нежметдинов уже участник первенства РСФСР. Результат для новичка неплохой 5,5 очков из 11. А вот в финал первенства России по шахматам Рашит попал только в 1947 году.

    Как-то раз, участники первенства Казани стали дразнить Нежметдинова, говоря, что он выиграл турнир случайно. Разъярённый Рашит тут же предложил дать всем желающим сеанс одновременной игры вслепую. Набралось восемь смельчаков. Рашит выиграл все партии, а одну из них послал в журнал «64». Комментировавший партию мастер написал, что комбинацию, проведённую Нежметдиновым, трудно найти и при игре за доской, а Рашит нашёл её вслепую!

     В 1929 году Рашит едет в Москву на малый чемпионат СССР, в котором играло 66 человек со всех концов страны. Здесь он познакомился с одесситом С.Корховым, который сильно помог Рашиту в дальнейшем. Результат 12 очков из 21. Это выступление посчитали неуспехом. Журнал 64 писал-«Большего можно было ждать от Нежметдинова». Но первую всесоюзную категорию присвоили.

    Рашит быстро прогрессировал и, как сам писал, к 1931 году достиг в игре шашки мастерского уровня. Специалисты отмечали игру Нежметдинова отличает хорошее знание дебютов, умение быстро и далеко рассчитывать варианты и безграничная фантазия. У него имелись все задатки, чтобы стать выдающимся мастером. Почему же не сложилась шашечная карьера вундеркинда из Казани?

    Хотя игра в шашки известна с глубокой древности, существуют десятки различных разновидностей игры. Мы привыкли к шашкам, которые называются «русскими». Но на той же 64-клеточной доске немцы, итальянцы, англосаксы играют по своим правилам и называют эту игру «чекерс», а в турецких шашках в начальной позиции белые и черные шашки занимают две первые горизонтали. В Голландии, Франции, Бельгии играют на стоклеточной доске, в Канаде - на 144-клеточной.

    В шахматы весь мир играет по единым правилам, проводятся чемпионаты мира и считается, что шахматы это   мудрость, прошедшая сквозь века.

   Журнал Шахматы в СССР писал. «Мы говорим буржуазные шахматы, советские шахматы. Да, мы проводим резкую грань между этими двумя понятиями.

И не случайно! Они являются отражением исторической борьбы двух разных политических систем капитализма и социализма». Победы советских шахматистов показывали мощь социалистического образа жизни и широко обсуждались во всех странах. 

    Вот как описывает тот же журнал победу Ботвинника над Боголюбовым, который женившись на немке переехал жить в Германию. «Эта встреча имеет не только шахматное, но и политическое значение. Бывший чемпион СССР 1924 и 1925 годов, затем ренегат и пресмыкающийся жалкий расист встречается через 11 лет на большом международном турнире с молодым шахматистом социалистической страны.

    Многочисленные корреспонденты фашистских и профашистских газет предвкушают победу Боголюбова, играющего белыми и уже готовят хвалебные лирические статьи во славу рыцарей капиталистического мира.

Но этим надеждам не суждено осуществиться. Гроссмейстер-комсомолец преподал фашисту, германцу показательный урок шахматной стратегии. Точно и смело разыграв партию он добился преимущества в дебюте и прямой атакой на королевском фланге завершил блестящую победу советского шахматного оружия». Русские шашки этого дать не могли.

    Они имели статус народной игры, как лапта, городки, биллиард, поэтому государственного финансирования шашкам доставалось в разы меньше шахмат. Проводилось гораздо меньше турниров. Например, в тридцатые годы первенства СССР по шашкам проводились ещё только в 1934 и 1938 годах.

    Шашки следовали за шахматами как бы по традиции.  Но равенства не было. Шахматисты шутили, что шашки это вроде игры на рояле на одних черных клавишах, и что шахматные фигуры передвигают рукой, а шашки можно двинуть одним пальцем.                                                                 

Р.Нежметдинов в 1930 году.

     В шахматах кроме республиканских и союзных первенств организовывались и международные турниры, и матчи.  Это привело к тому, что шахматист, добившийся звания мастера, все же имел финансовую поддержку и мог как-то существовать занимаясь шахматами.

     Другое дело шашки. Здесь даже самые высокие звания и победы не обеспечивали жизнь шашиста материально. Взять хотя бы друга Рашита Семёна Михайловича Корхова. В первенстве СССР 1930 года он поделил третье место и получил из рук  Н. Крыленко удостоверение мастера спорта. Был чемпионом Украины и одним из сильнейших шашистов страны, но всю жизнь проработал инженером на заводе.

    Очевидно, что без государственной поддержки с развитием шашек ничего не получится, усилия отдельных энтузиастов не могли изменить текущего положения  дел.

     У Нежметдинова был свой «великий кормчий», мудро направлявший его жизнь по верному пути. Это его старший брат Кави Наджми. Он первый объяснил, что одними шашками не проживёшь и пришлось Рашиту – многообещающему блистательному шашисту - стать ещё и шахматистом. Жаль, что Нежметдинов не раскрыл в полной мере свой огромный шашечный талант, но было такое время, надо было выжить и простых судеб не было.

 

Категория: Статьи | Добавил: Admin (21.11.2017)
Просмотров: 72 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]