Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход


















Федерация Шахмат Республики Татарстан

Меню сайта
Спонсор ФШ РТ
Кубок Нежметдинова
Nezhmetdinov rapid
Категории раздела
Статьи [23]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи

Патриарх довоенных шахмат

Патриарх довоенных шахмат

 

Летом 1909 года Казань жила необыкновенной, непривычно торжественной и ярко праздничной жизнью. С июня до конца сентября в городе проводилась «Международная выставка».

Газеты сообщали. «По случаю предстоящего 25-летия Общества и ввиду скорого открытия Казанской выставки и вероятного посещения её иногородними любителями шахматной игры, шахматный комитет общества любителей шахматной игры в Казани на недавнем своём заседании постановил организовать в продолжение июня месяца грандиозный для Казани шахматный турнир с участием известных иногородних любителей (не менее 3-х игроков), нарочно приурочив турнир ко времени функционирования международной выставки в Казани.

В настоящее время все сильнейшие казанские игроки съехались после летних каникул. Приехал Купенко из Саратова, где он взял первый приз. Из Екатеринбурга вернулся Адо. Затем приехали Косолапов и Бурлянд— симпатичный человек и очень сильный шахматист. Он думает принять участие в будущем юбилейном турнире в Казани.

Поговаривают, что следует пригласить на турнир кого-нибудь из маэстро, например, Алехина или Вяхирева. Говорили, что они не прочь бы приехать на юбилейный казанский турнир. Вообще чувствуется, что предстоит нечто очень интересное. Но определенного пока ничего нельзя сказать».

  Чемпионат начался с участием 14 человек. Из сильных иногородних шахматистов играли А.Н.Вяхирев из Нижнего Новгорода и представитель столицы, тогда ещё Санкт-Петербурга, В.М. Люце.

Турнир закончили только 11 человек. М.П. Данилов, князь Г.П. Ухтомский и наш знаменитый врач и учёный А.Н. Миславский выбыли из турнира в самом его начале. Всем окончившим турнир были выданы изящные золотые жетоны с надписью на лицевой стороне Общество Любителей Шахматной Игры в Казани, июнь 1909, а на обратной стороне фамилия, имя и отчество участника, а для призёров с обозначением приза.

Это было первое соревнование в Казани с участием шахматистов из других городов России. Турнир показал, что ведущие казанские шахматисты достигли российского уровня игры.

Выставка пользовалась большой популярностью у жителей и гостей города. Проведение шахматного первенства в это время, конечно, способствовало пропаганде игры среди населения. Соревнование вызвало широкие отклики не только в российской, но и в зарубежной прессе в Германии, Англии, других странах.


Итоговая таблица первенства

В первенстве неожиданно победил только что вернувшийся из ссылки казанец Николай Иванович Косолапов.

Фото Н.Косолапов (слева) за игрой


Николай Иванович Косолапов родился 8 июня 1880 года в селе Четай Симбирского уезда. Это село неоднократно переходило из состава одной губернии в другую. В 1708 году Четайский край вошёл в состав Казанской, в 1722 году в Нижегородскую губернию, в начале XIX века была образована Четайская волость в составе Симбирской губернии, а с 1 октября 1927 года Красночетайский район вошёл в состав Чувашской Республики.


Фото Метрическое свидетельство Н.Косолапова


Михаил Иванович Ерёмин, рассказывал, что он был старый революционер и даже участвовал в покушении на губернатора. Подробностей, видимо, не знал, а если и знал, то как и большинство людей сталинской школы жизни, помалкивал.    

В настоящее время стали известны новые сведения о революционной деятельности казанских студентов, в том числе Н.Косолапова.

Перед Первой русской революцией, в Среднем Поволжье существовали четыре организации эсеров: Саратовская, Казанская, Самарская и Пензенская. Программа партии, принятая на I съезде в 1906 году, декларировала «социализацию земли»: конфискацию всей частной собственности на землю и передачу ее через волостные и уездные местные крестьянские съезды всем трудящимся крестьянам по установленной местной норме, исходя из количества едоков в семье. В остальных вопросах программа эсеров мало чем отличалась от программ других левых партий.

Казанская группа социалистов-революционеров (эсеров) организовалась в 1903 году. На следующий год группа была преобразована в комитет, куда входили В.И. Кудрявцев, редактор «Крестьянской газеты» С. Л. Маслов, редактор «Волжского Вестника» В. М. Боголюбов, врач Орлов, а также Н. А. Иванова, на квартире которой на Поповой горе в Казани была организована лаборатория для производства бомб.

При комитете работал татарский центр, который возглавлял Фуат Туктаров. В Казани два года существовала и действовала организация «Танчылар» («Тангисты»). Трибуной татарских эсеров была газета «Тан юлдузы» («Утренняя звезда»), запрещенная властями, а затем газета «Тавыш» («Голос»). Содержание и боевой дух обоих изданий определял татарский писатель, один из лидеров «тангистов» Гаяз Исхаки (Гаяс Исхаков).

В то время террор охватил практически все крупные города России. В конце XIX века — начале XX убили в общей сложности больше десяти тысяч чиновников — губернаторов, полицейских, мелких клерков из присутственных мест, а при взрывах — и случайных прохожих. Студенты, интеллигенция и даже аристократия каждое убийство встречала аплодисментами и словами благодарности.

В 1906 году эсерами совершили 74, в следующем 57 терактов. Основными жертвами эсеров в этот период стали губернаторы поволжских губерний и их заместители. В числе жертв террора оказались губернаторы Самарской, Симбирской и Пензенской, а также вице-губернаторы Казанской и Саратовской губерний.

   

Фото Михаил Степанович Зефиров

Одной из главных особенностей террористических актов того периода становится использование бомб. Для этого в Казани была создана динамитная мастерская, которая снабжала все Поволжье бомбами, апельсинами, как их на жаргоне называли боевики. Руководил динамитным делом выходец из Симбирской губернии, казанский студент       Михаил Степанович Зефиров.   

Он родился в 1884 году в Алатыре. Обучался в Симбирском духовном училище, а затем – в Симбирской духовной семинарии. В мае 1904 года Михаил Зефиров окончил гимназию и был принят в число студентов Казанского университета на физико-математический факультет.

28 июля 1906 года на пристани Симбирска (ныне Ульяновска) царило непривычное оживление. К часу ночи сюда один за другим подъезжали экипажи – это симбирские верхи встречали нового губернатора, генерал-майора Константина Сократовича Старынкевича.

Его отец, военный, затем - губернатор Херсона, с 1875 года городской голова Варшавы, входившей тогда в состав Российской империи. Был инициатором проведения в столице Царства Польского водопровода и создания системы канализации. В память С.И. Старынкевича в Варшаве был установлен памятник – единственный памятник русскому деятелю, не демонтированный после обретения Польшей независимости и существующий поныне.

Брат отца, генерал Олимпий Иванович Старынкевич, был сильным шахматистом, в 1870 году выиграл турнир в Санкт Петербурге, о чём даже сообщалось в журнале Всемирная иллюстрация.

Константин Старынкевич окончил юридический факультет. В июне 1879 года приступил к службе в гвардейской конной артиллерии в Петербурге. Поднимаясь по служенной лестнице, получил звание полковника в 1896   году.  

В 1900 году получил свое первое назначение на руководящий пост и два года был Олонецким вице-губернатором, а затем Курляндским - с 16 июня 1902 года по 23 июля 1903 года.

Его следующим назначением был пост Томского губернатора, который Старынкевич занимал до конца 1904 года, затем был переведен губернатором в Харьковскую губернию.

С 25 июля 1906 года стал Симбирским губернатором. Большевики называли его «черносотенцем», а поволжские эсеры сразу начали готовить на него покушение.  

Старынкевич это знал. В интервью журналисту «Нового времени» он сказал: «Терроризму скоро придет конец. Могут, конечно, убить еще несколько губернаторов, как убили недавно Самарского губернатора Блока. Могут убить и меня. Но что это доказывает? Что невозможно предохранить себя от отдельных покушений. Народ всегда будет против террористов, а на смену убитому губернатору сейчас же явится новый. Теперь ведь пост губернатора боевой, а на боевом посту стоять – это честь, которой добиваются порядочные люди. Охранить себя от бомбы или пули невозможно. Немыслимо отделить себя от людей непроницаемой стеной, не может губернатор сидеть безвыходно в своем кабинете”.

21 сентября 1906 года около 15 часов дня эсеры произвели покушение на губернатора. К совершению теракта были привлечены крупные силы, а именно, боевая дружина из уездного города Алатыря во главе с бывшим учителем Буреевым, боевики из Симбирска Петров, Никольский и казанские эсеры.

По воспоминаниям В.С. Пахомова, участника первой русской революции, опубликованным в 1923 году, террористический акт против Старынкевича совершил студент Казанского университета М. Зефиров. Бомбу в Симбирск ему привезла молодая эсерка Роза Каплан. В начале августа при испытании бомбы на берегу реки Свияга Роза от взрыва получила ранения и погибла.

У губернатора особенно пострадала правая сторона, были оторваны два пальца и перебиты мышцы на ногах, имелось несколько переломов, по всему телу – до 400 крупных и мелких ран. Уже после смерти из них извлекли клочки одежды, осколки и гвозди, начинявшие бомбу. Срочно вызванный из Казани хирург профессор Разумовский очистил раны от клочьев одежды и сора, но в прогнозах был очень осторожен.  

Губернатор то впадал в забытье, то приходил в себя. Тогда к нему пускали губернских чиновников, которым он отдавал последние распоряжения. В эти часы, а затем в минуты ясности сознания губернатору читали поступающие телеграммы с пожеланиями выздоровления. Пришла телеграмма от Столыпина, на которую ответила жена Старынкевича: «Муж приносит глубочайшую признательность за весьма дорогое внимание Вашего Превосходительства. Общее состояние мучительное, но доктора не отнимают надежды». Раны причиняли страшную боль, но губернатор переносил ее молча и на вопрос о самочувствии только произнес: «Я счастлив пострадать за Государя Императора».

23 сентября 1906 года в два часа дня генерал-майор Старынкевич скончался. Впрочем, врачи, проводившие вскрытие, единодушно заключили количество и характер ран не оставляли никаких надежд на выздоровление. Ему было 48 лет.

Это убийство стало одним из самых грандиозных и удачных действий Поволжских эсеров.  В 1903 году, после окончания Казанского земледельческого училища, Косолапов поступил в университет, где и вступил в организацию эсеров. Начальник казанского жандармского управления полковник Калинин К.И. в секретном письме Губернатору писал: «Н. Косолапов известен жандармскому управлению более трёх лет, как личность неблагонадёжная. В ноябре 1905 года через него было предложено типографии от партии эсеров напечатать 1000 брошюр преступного содержания. 23.02.1906 года Косолапов был задержан на политической сходке в квартире секретаря окружного суда Николая Владимировича Залесского.

Фото Константин Старынкевич

Затем, 13 сентября 1906 года, участвовал в сходке революционеров у мещанина Виктора Ивановича Кудрявцева, принявшего на себя обязанность организатора боевой дружины партии эсеров. На сходке было 15 человек, главных деятелей партии, при чём Косолапов принимал живейшее участие в разработке вопросов по организации боевой дружины». Очевидно, за неделю до покушения на Старынкевича боевики обсуждали детали теракта.

Как указано полицией в личном деле, Косолапов и Зефировы входили в самарское землячество и были большими друзьями, поэтому можно предположить, что Н.Косолапов тоже участвовал в покушении на Самарского губернатора. Но не только этот теракт имел в виду Ерёмин, говоря о его революционном прошлом.  

25 сентября, эсеры в Казани провели покушение на казанского вице-губернатора Д. Кобеко. Зефиров кинул в его коляску две бомбы. Первая, как потом выяснилось, более мощная, не взорвалась. Вторая рванула на всю площадь. Осколки ранили Кобеко и извозчика, обоих легко. Шедшего мимо мужика сильно контузило. Ранения получили и три лошади. Сила взрыва была такова, что в зданиях думы, гостиного двора и городского музея не осталось ни одного целого стекла.

Утром следующего дня по совету врачей чиновник был вынужден передать управление губернией управляющему казенной палатой, действительному статскому советнику Штенгеру – отцу известного казанского шахматиста, но уже 28 сентября Кобеко приступил к работе.

По подозрению в участии в этом теракте 26 сентября 1906 года Косолапова арестовали. При обыске ничего явно преступного у него не обнаружили. На допросах он никого не выдал и ни в чём не признался. Тем не менее, после 6 месяцев тюремного заключения министерство внутренних дел российской империи постановило выслать его из Казани и подчинить надзору полиции на 1 год вне столичных городов в избранное им местожительство.

Косолапов выбрал для проживания город Киржач Владимирской губернии, где проживали его родственники. Николая Ивановича отправили туда из Казани по этапу. Ерёмин говорил мне, что во время следствия Косолапова сильно били, поэтому он хромал на одну ногу и ходил с тростью.      

Михаил Зефиров ненадолго пережил свою возлюбленную Розу. Изготовляемые бомбы не отличались надежностью. Нередким были взрывы снарядов из-за малейшей неосторожности. Одной из причин взрыва была спешка. В полдень эсерам стало известно, что начальник жандармского управления около 2-х часов поедет дня в Кремль. Жандармы установили, что в помещении редакции газеты "Волжский вестник" (которая находилась в помещении бывшего шахматного клуба рядом с современной площадью Свободы), происходил тайный разговор о покушении на начальника Казанского жандармского управления полковника Калинина.

К Зефирову был направлен посыльный за бомбой. Заранее бомбы не делались- это было опасно по двум причинам. Во-первых, её могли найти при обыске и во-вторых, нитроглицерин, используемый для производства бомб, взрывался не только от малейшего толчка, но и самопроизвольно, и хранить бомбы было очень опасно. Во время срочного изготовления заказанной бомбы (времени до покушения оставалось чуть больше часа),           13 октября 1906 года в мастерской произошел взрыв, разрушивший лабораторию, при этом погибли четыре человека, в том числе и Зефиров.

Его отец служил протоиереем Карсунского Крестовоздвиженского собора. Имел церковные награды, также был награждён тремя орденами. В первые годы Советской власти Степан Филиппович продолжал священнослужение, но после смерти жены в 1922 году ушёл за штат. От большевистской власти он получал пенсии за Михаила, который погиб как революционер и за другого сына Александра, погибшего в гражданскую войну, как большевик.

  Через год, когда ссылка закончилась, Косолапов вернулся в Казань, где его приютил сильный казанский шахматист Купенко, проживавший на второй горе в доме Албанской.

   Сын дворянина Купенко Михаил Николаевич родился 5 мая 1882 года в Вознесенском прииске Олекминского округа Якутской области. Его отец, Николай Фёдорович Купенко, выходец из дворян Черниговской губернии, окончил Константиновское военное училище и был выпущен поручиком.


Фото Купенко

Приговором Московского военного суда 11 июля 1868 года за укрывательство арестанта- польского мятежника- сослан на житьё в Томскую губернию с лишением всех прав и причислен к мещанам города Томска. В 1874 году ему разрешили поступить на службу без восстановления прав, и он стал служить столоначальником в Томском Губернском Управлении.

В 1879 году ему были возвращены утраченные права, с распространением этих прав и на его семейство и с разрешением свободного проживания по Российской Империи.

Михаил Купенко окончил Томскую гимназию и в августе 1901 года поступил на медицинский факультет Томского университета, где проучился один семестр. В феврале 1903 года был зачислен студентом медфака в Казанский университет (один семестр обучения ему был засчитан), который окончил в 1909 году, став врачом. После окончания университета уехал из Казани работать врачом в Каркаралинск Семипалатинской области.

Косолапову разрешили продолжить обучение в казанском университете. Диплом об его окончании он получил 15 января 1911 года, после чего, с разрешения полиции, устроился на работу в казанское отделение крестьянского поземельного банка помощником делопроизводителя второго ранга. Проживал он уже на Подлужной улице в доме Лиманова.

Через год перешёл на работу помощником губернского земского агронома, а потом в Госконтроль, где и проработал до революции занимая разные должности до старшего ревизора включительно и продолжал служить здесь же после реорганизации Госконтроля в рабоче-крестьянскую инспекцию (РАБКРИН) в должности старшего инспектора.

Вышел на пенсию, как старый революционер. В национальном архиве есть арестантские фотографии Косолапова, но, к сожалению, по техническим причинам они недоступны.

В октябре 1911 году Н.Косолапов вместе с Б.Констанским участвовал от Казани во Всероссийском шахматном турнире в Санкт-Петербурге. Таблица показывает, что казанцы и до революции принимали активное участие в российской шахматной жизни.

Фото участников турнира. За шахматной доской Левицкий и Флямберг. Крайний справа в наполеоновской позе стоит зав.библиотекой КГУ Борис Констанский, Косолапов пятый во втором ряду

После революции Косолапов был избран в городскую Думу. «Камско-Волжская речь» писала, что 14 ноября 1917 года состоялось заседание новой казанской городской думы, на котором был избран до 1 января 1919 года председателем думы В.Н. Иванов, а заместителями председателя Сеид-Гирей Шагиахтарович Алкин и Н.И. Косолапов.

До революции Иванов был эсером боевиком, при взрыве бомбы ему оторвало несколько пальцев на руке. Но эта дума просуществовала недолго. 20 января 1918 года большевистский Совет постановил гордуму распустить.

С 1 января 1917 года Косолапов был избран Председателем Казанского Общества Любителей Шахматной Игры. После революции с 1928 по 1941 годы Н.И.Косолапов работал инструктором ВСФК (Высший совет физической культуры) и сделал многое для развития шахмат. Таким образом, Косолапов возглавлял шахматную организацию Казани как до Октябрьской революции, так и после, являясь патриархом довоенных шахмат Казани.  

Фото

Участники турнира. Косолапов стоит третий справа в верхнем ряду


Вот часть воспоминаний М.Сегеля, касающаяся двадцатых годов. «После победы Октябрьской революции, по мере отдаления фронтов гражданской войны, шахматная жизнь города начала возрождаться снова. Сильнейшие шахматисты вначале играли на частных квартирах, да кое-где в учебных заведениях. Помню, собирались на квартире доцента университета Дмитрия Ивановича Адо на Второй горе (сейчас улица Волкова). Турнирным взносом являлись дрова: каждый из участников приносил на игру по одному полену.

Помимо хозяина квартиры и меня, в этих турнирах участвовали Н. И. Косолапов, Я. И. Винокур, А. Г. Хрусталев, братья А. М. и Е. М. Левитто,».

Н.И.Косолапов победил в первенстве Казани, проходившем в январе 1924 года, второе место с 5 очками занял быстро прогрессирующий 17 летний Пётр Измайлов. Победитель был награждён большим серебряным бокалом, Пётр Измайлов, будущий первый чемпион РСФСР, получил серебряную солонку, а М.Сегель серебряный стаканчик.

Весной 1924 года Казань лишилась летнего шахматного клуба в Панаевском саду - его разобрали на дрова.

Благодаря Косолапову, казанцы участвовал во всех первых первенствах СССР по шахматам, начиная с 1920 года.

20 августа 1924 г. в Москве в помещении бывшего Охотничьего клуба открылся III Всесоюзный шахматный съезд. На нем присутствовало 160 делегатов, представлявших несколько тысяч организованных шахматистов Советского Союза. Съезд проходил в торжественной обстановке, подчёркивающей его важность.

Был избран почётный президиум, который возглавил Николай Васильевич Крыленко. В него вошли из первых лиц государства: Н. Рыков, Л. Троцкий и Н.Семашко, окончивший, кстати медицинский факультет Казанского университета.

Делегаты съезда приняли резолюцию о ликвидации Всероссийского шахматного союза, взамен которого организовалась Всесоюзная шахматная секция при Высшем совете физической культуры. Председателем этой секции был избран Н.В. Крыленко. С этого момента шахматное движение в СССР приобретает твёрдую финансовую базу и чёткую структуру шахматных организаций.

Помимо главного III Всесоюзного турнира - чемпионата, проводились ещё два турнира городов для более слабых участников. В главном турнире чемпионом легко стал Евгений Боголюбов.

Турнир городов ввиду очень большого количества участников, был разбит на два равноценных турнира по 27 участников, разделённых на три группы; по двое от каждой группы составили группу победителей. В третьей группе турнира городов играл Косолапов. Он занял 2 место и попал в финальный турнир. В финале Косолапов занял призовое третье место, отстав от победителей всего на пол-очка.

После революции шахматистов-маэстро в Российской империи было всего 11 человек. В 1918—1924 годах мастерами стали ещё 7 человек. Победителю турнира городов присвоили звание мастера, Косолапова от него отделило пол-очка.

Наводнение не помешало провести в Казани с 15-го по 30 июня очередной поволжский турнир. Первое место, как и в прошлом году, занял казанец Н.И.Косолапов, набрав 9,5 очков из 12.

Отстав на пол-очка, второе место занял Введенский из Ульяновска. Долгое время кандидатом на первый приз считался Матвеев из Перми, но в последних трёх турах он набрал всего пол очка и занял только третье место.

Участники первенства Поволжья

На фотографии можно видеть Зефирова Сергея Сергеевича (1905 - 1955). Это племянник Михаила Зефирова. Кандидат в мастера спорта, один из сильнейших шахматистов города Горького. Кандидат технических наук, химик, главный технолог крупного горьковского завода «Нефтегаз». В 1939 году в журнале "Шахматы в СССР" первым в мире предложил систему подсчета рейтингов -индивидуальных коэффициентов шахматистов.

Через 30 лет его идею претворили  в жизнь. В Америке его расчёты упростил профессор Арпад Эло и рейтинги стали неотъемлемой частью шахматной жизни. С их учетом присваивают звания, рассылают приглашения и платят гонорары, рейтинг-листы, которые международная федерация выпускает несколько раз в год, ждут шахматисты и болельщики с большим интересом.

Шахматный листок писал: «В целом Казань, организовавшая уже четыре Поволжских турнира, ещё раз показала себя заслуживающим внимания шахматным центром. Приезжие шахматисты остались очень довольны гостеприимством хозяев. На закрытии соревнования участники также отметили, что чемпионат был хорошо организован, в чем большая заслуга турнирного комитета».

Следующее первенство Поволжья Казань приняла только в 1937 году. Весной 1928 года вышло постановление ВСФК (Высшего Совета Физкультурной Коллегии) РСФСР о новом спортивном делении областей и республик Поволжья и об образовании района автономных республик и областей в составе Татарской, Чувашской, Башкирской, Казахской, Киргизкой автономных республик, Вотякской (Удмуртской) и Марийской автономных областей. После этого спортсменов Татарии перестали допускать в первенство Поволжья и они стали играть в первенстве автономных республик и областей.

Как вспоминает Евгений Михайлович Ашанин, «Николай Иванович Косолапов не только по долгу службы, а всей душой он был предан шахматам, любил их беззаветно. В своё время он поддержал молодого Измайлова, затем совсем юных Ерёмина и Нежметдинова, сделав много для их спортивного и творческого роста. Им он разрешил пользоваться своей богатой шахматной библиотекой, часто с ними играл и анализировал сыгранные партии».

В то время с шахматной литературой было совсем плохо. Новых книг не издавалось. Приходилось пользоваться старыми дореволюционными руководствами, но и их не хватало.

В этих условиях значение грамотного наставника молодёжи трудно переоценить. Николай Иванович Косолапов принадлежал именно к тем, кто передавал опыт русской чигоринской школы молодому поколению советских шахматистов.  

Это, разумеется, послужило мощным толчком к творческому росту и совершенствованию и сыграло немалую роль в достижении казанскими шахматистами ведущего положения в шахматном мире России. Ведь шахматные знания - категория не только конкретная, но и историческая, отражающая передачу опыта от поколения к поколению.

Первой шахматной книгой Рашида Нежметдинова был «Самоучитель шахматной игры» Шифферса из личной библиотеки Косолапова.

Молодые шахматиста чувствовали его отеческую заботу. Н.Косолапов принадлежал к старой школе, в российских шахматах он был большой величиной и у него были знания и опыт, который передаётся, главным образом, при личном общении, развивая и обогащая стиль игры молодых шахматистов.

Каждое поколение, сходя со сцены общественной жизни, оставляет богатейшее наследство в виде материальных и духовных ценностей. Общественный прогресс зависит от того, насколько молодежь сумеет воспринять, сохранить, развить и передать последующему это наследство.

То, что в городе сохранилось ядро дореволюционных шахматистов - Д.И.Адо, братья Левитто и, конечно, Н.И.Косолапов, работавший инспектором ВСФК (Высший совет физической культуры) Татарии по шахматам и шашкам, оказало огромное влияние на развитие шахмат в Казани.

Иоганесс Вельтмандер (13.10.1921-7.10.2014), после репрессирования семьи, попал в Казань из спецпоселения в Удмуртии. Он рассказывал, в это время ему, измождённому лагерной жизнью и не имевшему в Казани ни друзей, ни знакомых, больному, без копейки денег большую моральную и материальную помощь оказал председатель шахматной федерации Татарии Николай Иванович Косолапов.

Он помог ему поступить в финансовый техникум. В 1942 году, в связи с нехваткой помещений в Казани, техникум был переведён в Сарапул. С этого времени Иоганесс Гугович жил и выступал за Удмуртию.

Много забот доставляла шахматистам проблема помещения для проведения соревнований. Они проходили по разным адресам в зависимости от загруженности помещений - в клубе Совторгслужащих, Доме работников просвещения, клубе меховщиков на Тукаевской улице и даже в часовне церкви Богоявления на улице Баумана.

Летом шахматисты собирались в Ленинском садике. В верхней его части, где сейчас возвышается новый корпус университета, существовала деревянная крытая веранда. Там проводились всевозможные турниры, различные соревнования, обсуждались все злободневные шахматные новости. Ну а когда за доской встречались именитые чемпионы города, то их окружала толпа многочисленных поклонников любимой игры.

Именно при Косолапове в Казани был открыт шахматный клуб. В начале 1937 года в Казань приехал московский мастер Мазель и сразу дал сеанс одновременной игры в Доме пионеров, который тогда располагался на улице Жуковского. С 14 по 17 января в клубе меховщиков мастер прочитал курс лекций о шахматной игре, а 18 января встретился с лучшими шахматистами города. Косолапов, воспользовавшись авторитетом московского мастера, сумел организовать выделение помещения под шахматный клуб.

Исаак Яковлевич Мазель был первым мужем и тренером Ольги Рубцовой- советской чемпионки мира по шахматам. Чемпион Москвы 1941 года. В войну имел звание лейтенанта, командовал взводом, умер 31 марта 1945 года в военном госпитале в Ташкенте от тифа в возрасте 34 лет. Под его давлением, в январе 1937 года вышло Постановление Президиума Татоблсовпрофа «Об организации шахматно-шашечного клуба», в котором указывалось: «считать целесообразным шахматно- шашечный клуб организовать при клубе Госторговли (ул. Куйбышевская, 30) при условии закрепления за клубом трёх комнат и утвердить смету на его содержание в сумме 15 тысяч рублей».

Газета Красная Татария писала: «Длительное время казанские профессиональные и спортивные организации не придавали значения развитию шахматно-шашечного спорта. Поэтому Татарская республика занимала последнее место в РСФСР по мастерству игры в шахматы. После вмешательства «Красной Татарии» и представителя ВЦСПС тов. Мазеля профорганизация и комитет по делам физкультуры и спорта довольно быстро нашли и помещение и средства для организации Казанского центрального клуба».

Клуб сыграл решающую роль в преодолении упадка и возрождении шахматной жизни Казани. 1937 год можно считать годом коренного перелома в шахматной жизни Татарии.

После первенства Поволжья было организовано грандиозное командное первенство профсоюзов Татарии в двух группах. В первой группе играло семь команд крупных коллективов физкультуры, а во второй остальные команды. Состав команд в первой группе 10 человек, а во второй пять. В первой группе победила сборная работников высшей школы и науки, а во второй РаБис-команда работников искусства.

Фото 34 Участники первенства Казани 1937 года (предоставлено М.Ереминой)

Сидят слева направо: 1. Н. Косолапов. 2. Ерёмин. 3. Медведев 4. Нежметдинов 5. Ковалёв 6.Хрусталёв 7. Ашанин. Стоят : 1. Перк 2. Колчурин 3. Паникаров 4. Ефремов.5. Нейков. 6. Еникеев 7. Сегель 8. Змиев 9. Хенкин

Косолапов имел колоссальный авторитет в Казани. Характерен такой случай. Во время последнего тура и закрытия первенства Казани 1937 года в клубе меховщиков, где проходил турнир, директор клуба организовал одновременно бал-маскарад. Это мероприятие сильно мешало игре, но шахматисты крепились. Однако в середине бала выяснилось, что помещений не хватает и директор стал выгонять шахматистов из их комнаты. Разразился скандал. Косолапов написал письмо в газету Красная Татария, где обозвал директора «держимордой». Через три дня после публикации этого письма директор клуба Вальдмана уволили. Плевать на шахматистов Косолапов не позволял никому.

Организацию шахматной работы в Казани можно считать хорошей. В этом была заслуга и Москвы, регулярно присылавших проверяющих и заставлявших местных работников развивать шахматы. В Казани побывали мастера А. Селезнев, Н. Григорьев, Н. Рюмин, В. Панов, И.Мазель, гроссмейстеры А. Котов и А.Лилиенталь. Центральная и местная пресса часто печатала критические заметки о положении шахмат в республике.

В отчёте спортивных чиновников, хотя и своим, канцелярским языком, но признавалось: «До получения руководящих директив из Москвы, шахматная жизнь текла самотёком. Сейчас вокруг шахмат создано соответствующее мнение и в связи с этим наблюдается заметный сдвиг».

Перед войной в Казани имелся центральный шахматный клуб, а также мелкие клубы при различных предприятиях. Летом работал шахматный клуб в парке культуры им.Горького и парке Чёрное озеро. В последнем предвоенном первенстве ТАССР по шахматам играли только кандидаты в мастера и перворазрядники- в то время редкость в СССР, даже для союзных республик.

В Казани располагался центральный комитет профсоюза меховщиков, где также инструктором по шахматам работал Пётр Колчурин. Большую общественную работу по пропаганде шахмат вёл Михаил Ерёмин. Он организовал шахматный кружок в Доме Красной армии и руководил шахматным отделом в газете Красная Татария. Руководил шахматной федерацией инструктор при комитете физкультуры Н. Косолапов - сильный шахматист и хороший организатор, пользовавшийся большим авторитетом как среди шахматистов, так и среди руководства республики.  На этих трёх энтузиастах и держалось всё шахматное движение тридцатых годов.

Закончил жизнь Николай Иванович Косолапов, как настоящий патриот, каким он в сущности и был. Зимой 1941 года организовали строительство защитных сооружений вокруг Казани, на случай прорыва немецких войск дальше Москвы. Хотя он давно был на пенсии и мог отказаться от этих работ, но всё же поехал строить казанский обвод, а зимой температура в тот год в Татарии доходила до минус 52 градусов. От переохлаждения, он простудился, заболел и через несколько дней умер.

В 1953 году в его честь в Казани был проведён шахматный турнир, в котором победили  В.Волошин и И.Стефанов, но в настоящее время имя Н.И.Косолапова основательно забыто.

В советское время распространялся миф, что до Нежметдинова, при проклятом царизме, шахматы в Казани были совсем не развиты, и лишь Рашит Нежметдинов, под руководством коммунистической партии, вознёс шахматное искусство в Татарии на небывалую высоту.

Фото слева направо, сидят: С.Косолапов, Н.Косолапов,

стоят, Р.Нежметдинов, М.Ерёмин, П.Колчурин.


Это не соответствует действительности. В Казани первый официальный турнир прошёл ещё в 1870 году, а шахматный клуб открылся третьим в России в 1894 году. Казань всегда была крупным российским шахматным центром. Усилиями дореволюционных шахматистов удалось сохранить ту высокую культуру, необходимую для спортивного роста.

Несомненно, Нежметдинов был большой талант, который раскрылся в послевоенные годы, но он развивался не на пустом месте. Не следует забывать, что его поддержали и довели до кандидата в мастера - максимально возможного уровня игры в провинции той поры- усилиями шахматного актива Казани и трудом первого наставника будущего мастера, патриарха казанских шахмат довоенной поры Николая Ивановича Косолапова.

 

 

Категория: Статьи | Добавил: kenst (16.09.2020)
Просмотров: 92 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]